Текст: Александра Мицкевич.

Я очень чувствительный человек. Это знание существует не только в моих фантазиях. Так говорят мои родственники, друзья, иногда малознакомые люди, мой личный психотерапевт, а также психотерапевты, которые работали со мной на групповой терапии. В терапии я 4.5 года. Я это говорю, чтобы заранее придать вес своим последующим словам в этой статье.

Я пришла к психотерапевту будучи очень ранимой, критичной, готовой выискивать подвох и атаку на себя в любых нюансах в процессе нашей первой встречи. Благо, мой терапевт оказался тоже очень чувствительным, и улавливал очень тонкие нюансы моего состояния и моих реакций на него. Поэтому я пришла на следующую встречу.

Конечно же, я “держала лицо”, как мне казалось, но внутри я часто чувствовала себя маленьким загнанным в угол зверьком, который просто не может давать отпор окружающим. Основным способом взаимодействия я считала именно противостояние этим людям, которых считала одновременно властными, грубыми, глупыми, сильными, уверенными и “бесчувственными”.

Очень часто в процессе самой терапии мне казалось, что меня атакуют специально. В слова поддержки я верила только если терапевт их произносил сто раз разными фразами и просто “тыкал носом” меня в то, что он сейчас здесь. Что он не осуждает, а поддерживает изо всех своих сил, применяя различные хитрости, чтобы эти слова хоть как-то дошли до моего сердца или ума.

Часто мне казалось, что мне не с кем поделиться моим огромным потоком чувств. Я могла заплакать от чего угодно – от чего большинство людей не плачет. Какие-то тонкие шутки, детали в событиях и вещах, которые, мне казалось, замечала только я.

Чувствительность – это хорошо

Позже я узнала, что такая чувствительность действительно не каждому доступна, кто-то мечтает о ней, чтобы работать психотерапевтом или проживать чувства интенсивнее и сильнее, быть более восприимчивым и страстным. А кто-то чувствительный, но по-другому.

И что чувствительность свою, а также других людей нужно беречь, развивать, взращивать, холить и лелеять. А те, кто осуждают или не понимают, не до конца образованы, неотесаны, высокомерны, и на самом деле просто боятся выдерживать весь поток чувств – как своих, так и моих. И какая-то часть утверждения этого в определенном контексте действительно верна.

Такие ли бедные бедняжки?

В последнее время я увидела несколько текстов, посвященных признанию в своей чувствительности и, в результате, атаке на публику, обвинению её в том, что вот живите и учитесь обращаться с таким мной чувствительным. И я этот посыл понимаю, как никто. Но!

Сейчас мне очень хочется внести баланс. Чувствительные люди, у которых, конечно, была куча причин, чтобы стать такими – множество ран – очень уж заняты оберегом своей души и оплакиванием несправедливости в том, как другие относятся к их хрупкой личности.

Своей хрупкостью эти люди заранее обезоруживают других, чтобы те ни в коем случае на них не злились, не осуждали, потому что такой человек сразу развалится. А если кто-то посмел сказать что-то про него агрессивно, то очень легко записать такого человека в ряды сволочей. Причем как в его глазах, так и в глазах окружающих. Как он посмел вообще напасть на это беззащитное существо!

Но беззащитным существом этот человек тоже быть не хочет, поэтому может и неожиданно укусить и нападающего (когда у него уже все руки связаны), и даже защитника.

Чувствительность не должна переходить в ранимость

Так вот баланс мне хочется внести следующим образом. “Бесчувственные” люди чаще всего испытывают просто живой здоровый интерес, пробуют, расспрашивают – так, как они привыкли. Они ничего не знают о травмах и тонкой душевной организации подобных ранимых людей. Они лишь потом обнаруживают, что, оказывается, попали на минное поле. И так как инстинкт самосохранения у здоровых людей в порядке, они либо хотят умотать подобру-поздорову, либо все же из интереса и любви остаются с нами.

Ведь по какой еще причине им оставаться в подобном стрёмном месте? И давайте, будем честными, мы и сами не все свои “мины” знаем, и в какой момент могут сработать даже те, что нам известны. И несмотря на все это, есть эти люди, которые с нами остаются. Которые нас любят и искренне интересуются нами.

И которые хотят отстоять право быть собой рядом с нами, чтобы им тоже было комфортно. Из-за этого они попадают в самые сильные наши ранимости. Они не виноваты, что мы такие гиперчувствительные. Они даже учатся с нами обращаться. Во многом они и сами ранимые и переживающие.

Противоядие – наша ответственность

Так давайте же и мы будем брать на себя ответственность и учиться обращаться с ними. Учиться видеть, когда нам идут на встречу – неважно, умело или неумело, – и находить в себе силы смещать фокус на других и прояснять реальные обстоятельства. Примем тот факт, что не такие мы белые и пушистые, что мы можем злить и раздражать. Да, это очень тяжело. Но это именно наша проблема, а не их. Несмотря на которую с нами остаются, любят и поддерживают.